Лилия Николенко (iqmena) wrote,
Лилия Николенко
iqmena

Category:

Бухара. Чайный дом, гребешок орехового дерева, «купи что-нибудь под Каляном» и вожделенная скалка

   Каждый наверное хоть раз участвовал в интерактивным тренинге. И знает его этап, который называется «Ожидания». Это очень важный момент, как для тренера, так и для участников. Тренер по ожиданиям корректирует свой план, а участники настраиваются на определенное направление работы.
   Это я  к чему? К тому что тренером моим была Бухара, а я, как участник должна была определить свои ожидания. Потому перед поездкой я читала. Читала о Бухаре много. Вопросы – вот что важно. Вопросы, ответы на которые можно было получить только там, в Бухаре. Как-то в беседе с очень религиозным евреем, мне был подарен уникальный рассказ. «Когда ребе учит еврейских мальчиков, он им говорит, что каждый еврейский мальчик должен уметь задавать вопросы. Потому что только через вопросы происходит познание. И обязывает каждого задать свой вопрос.» Великолепно! И потому, я мысленно придумывала вопросы и составляла свой список ожиданий перед путешствием.
    В Интернете наткнулась на рекламу Чайного дома в Бухаре. Подумалось, что хорошо бы посетить. И надо признаться, в будучи в Бухаре, в её красотах и великолепии совершенно об этом забыла. Напомнил продавец специй, у которого я купила чакич со звездой Давида.
    Когда я покупала у него кардамон, он спросил меня:
- А умеете ли Вы делать чай с кардамоном?
- Нет, - ответила я.- только кофе
- А вы пройдите воон туда, там есть указатель Silk Road Spices – Tea House. Попробуйте там чай со специями.
   Расположен сей Чайный дом так, что если бы нас не направили, мы бы и не нашли. Попить чаю – это было кстати, потому как время обеда еще не пришло, а нагулявшись, что-то перекусить уже хотелось. В надежде, что мы не оставим в сём заведении миллион узбекских денег, мы вошли.
    Прекрасно оформленное в восточном стиле помещение. По качеству интерьера, мы уже слегка напрягаемся в предположении уровня цен. Там же можно купить тыковки для специй и те самые чакич с Маген Давид.
     Мы заказываем стандартный набор – три варианта чая и набор сладостей. Сначала были поданы сладости :  традиционный кишмиш с орехами, белый, самый правильный нават (виноградный сахар – чистая глюкоза), рассыпчатые, хрусткие казинаки и совершенно невероятная халва.  Не поняла, как они определяют цену, но взяли с нас по 5 тыс. сум с человека. Маленькую ляльку за человека не посчитали – в смысле за ребенка не взяли. 5 тыс.сум – это около 3.5 американских денег
   


Чай был удивительным. Всего было три чайника. Первый – имбирь, кардамон, гвоздика, чёрный и белый перцы. Сей удивительный чай практически излечил простуженного zur_kosmonaft 

 

Другой чай еще более порадовал: кардамон, анис, мята, орегано, корица
Казалось лучше придумать не возможно. Но! Впереди был еще чай с шафраном. Его нам принесли с грелкой на чайнике. Ибо, пока мы дегустировали предыдущие настои, шафрановый чай настаивался.
   Что сказать? Шафрановый чай – это чудесный чай…
А еще за соседним столиком спал огромный, старый, индифферентный кот, который на наше щекотание подушечек лапок отзывался лишь мяуканием, не открывая глаз.



А еще выяснилось, что продавец специй, который нас в Чайный дом направил, был его менеджером. Он пришел, поинтересоваться, как нам понравилось. Мои спутники загорелись купить такой халвы, которая подавалась в чайном доме. Но оказалось, что делается и халва и казинаки на заказ – некая бухарская семья этим занимается много лет. И что халву делают на фисташковом масле, а в казинаки добавляют помимо кунжута тертый грецкий орех. И можно было бы заказать, но мы не успевали по времени.

    И отправились мы по дороге к минарету Калян – самому известному минарету в Средней Азии.  Ажурная конструкция  45-ти метров высотой, 9-ти метров в диаметре основания, 1127 г нашей эры. Чтобы осознать его размеры – рядом с ним нужно находиться. По одну сторону от Каляна огромная мечеть Калян, которая вмещала 12 тысяч молящихся. По другую – Медресе Мири Араб, в котором ровно столько келий, сколько сур в священной Книге. Это Медресе знаменито тем, что долгое время оно было единственным действующим медресе в Советском Союзе. Выпускниками его были   глава российских мусульман Равиль Гайнуддин  и погибший президент  Чечни Ахмад Кадыров.


 

  Ошибочно считается, что минарет использовался для призыва верующих к молитве. Муэдзины для этого поднимались на специальные башни Мечети Калян. А Бухарский эмир, так тот вообще использовал минарет как средство казни – просто сбрасывали осужденного с верхней площадки на камни площади. А задумывалось строение, как сигнальная башня, на верхней ротонде зажигали огонь при приближении неприятеля. Слово «минарет» произошло от «минора» - место зажигания огня. Вот тут вспомнилась иудейская минора. После обсуждения со спутниками сего филологического момента, пришли к выводу, что Да. Слова одного корня.
    Существует легенда, что мастер, строивший минарет, фундамент создал из смеси алебастра и верблюжьего молока. После чего исчез на два года, и неожиданно появился, когда фундамент уже застыл мертвой хваткой.
    Раздается звонок мобильника :
- Вы на Калян уже ходили ?
- Я под ним стою!
- Как я тебе завидую. Слушай, купи что-нибудь на память под Каляном. Все-таки такое место ...
- Хорошо, сейчас выберу.
Оглядываюсь. Первое, на что падает мой взгляд – маленький лоточек с резными деревянными изделиями.

 

Прямо на ступенях разложены чакичлар (множественное число от чакич) всевозможных форм, коробочка с деревянными гребешками и … скалки. Внутри – ликование!!!
Те, кто знаком с нашей семьей, знает историю про Скалку.
Есть такой анекдот.
 Приходит жена-татарка домой, и говорит:
-Вот, ирим, смотри я скалку купила!
На что муж татарин отвечает:
- С ума сошла, щто ли? Дома бир грамм водка йук – син мибель покупаешь!!!
(Ирим – мой муж, бир – один, йук –нет, син –ты)
     Так вот года три назад пришло время заменить мне мою скалку. А что значит скалка в жизни татарки, часто готовящей лапшу – объяснять не надо. Нашла я в рядах мастеров на Чорсу подходящую скалку. Говорю : «Ирим, -муж мой, значит. - Надо, однако, скалку покупать!» На что он мне так вальяжно отвечает. «Неть! Скалка –это мибель. А мибель время покупать не пришло.» Ах, как я разозлилась! Как огорчилась всей своей татарской половиной сердца! Хохляцкая половина шептала : «А ты руки в боки и скандал ему, и скандал! Шоб знал яка у йего жинка, шоб пошев и скалку купив!» Татарка победила L Теперь каждый раз , как раскатаю тесто на лапшу, рассказываю ему, как я мучилась, как мучилась, так страдала! И мозольки на ладошках показываю. Посмеется, мозольки поцелует и не покупает скалку ведь!!!
      Приходят в гости друзья, шепотом мне на ушко : «Он тебе скалку купил?» Нет!!!- кричит мое татарское сердце. Цокают языками, качают головой. Говорят ему – «Купи жене скалку!» А он : «Неть! Дело принципа!!»
      Ну вот Вы меня спросите, спросите : «Что тебе мешает пойти, купить ту скалку и не мучиться?!»
       Неть!!! Он должон купить, о-б-я-з-а-н!
Татарские характеры, знаете ли…, отравленные украинскими кровями… Сложно…
Так вот на чём мы там остановились под Каляном?
    На фразе : «- Слушай, купи что-нибудь на память под Каляном. Все-таки такое место ...» 
!!!!!
Ну вы догадались, что я купила мужу под Каляном. Скалку, конечно!


 

Вот она, орехового дерева, тяжеленная. Это уже не мибель, боевое оружие получается.

   Итак, пока мои спутники гуляют по Пои Калян (Подножие великого). Я отправляюсь к ступенькам, где лежат скалки. Продавец – древний старичок. Бобо по-узбекски или Бабай по-татарски.

 

Поднимаю вожделенную скалку, спрашиваю : «Канча у?» - Сколько стоит это? И влруг понимаю, что он отвечает мне по-таджикски. Но если с таджикскими числительными я справилась, то на мой вопрос : «Кайси дарахт?» - какое дерево, он ответил названиями, которые я была понять не в состоянии.
    Он начинает подавать мне все скалки по очереди, и тут я вижу, как дрожат его старческие руки. Старик не знал, что я уже выбрала для себя ту, единственную и самую лучшую скалку в его коробочке. Но, будучи не в силах прервать его, принимаю из его дрожащих рук каждую скалку по-очереди, и пытаюсь выловить в потоке его фарси знакомые слова. Тухта! – подожди, говорит мне он, и шаткой походкой отправляется к келье в стене медресе, где висит еще одна скалка. Он долго снимает её с крючка и несет мне. Он явно ею гордится.
    Я в это время вновь извлекаю из коробки ту, свою скалку.  Стою с двумя скалками в руках и на ломаном узбекском прошу объяснить, чем они отличаются. Он немного понимает мой узбекский, я – его фарси. Я уже понимаю, что моя скалка из дерева в возрасте, а принесенная им – из молодого.
     Тут мне на помощь приходит продавец из лавки через дорогу. «Ёнг’оқ’ дарахти» – это орех, - переводит он мне. Ну это же прекрасно, здоровый, сильный, плотный, магический орех. Я начинаю торговаться, старик не уступает. Я сдаюсь, покупаю скалку. Пока он пересчитывает деньги, говорю ему, что это прекрасная скалка и я такую всегда хотела. Он выдает мне длинную тираду на фарси. Все, что я из этого поняла, что от этой скалки будет мне здоровье и благополучие в доме.
   Я покупаю у него еще и две расчески из орехового дерева – они стоят совсем не дорого, да старик мне еще на них значительно уступает в цене.  Мы желаем друг другу всяких благ и я удаляюсь.
  - Асалим! (Моя сладкая) – слышу я дребезжащий голос вслед. Оглядываюсь. Вдобавок за мной бежит продавец, который помог мне с переводом. «Он вас зовет» -говорит он мне.
 Я возвращаюсь. Может, в деньгах обсчиталась? Подхожу. Старик, с кряхтением согнувшись, роется в коробке с гребешками. Он извлекает миниатюрный ореховый гребешок с надписью «Бухара», вручает мне. «Сизгя! Совгя!» - вам, подарок. Мне несказанно приятно. Я говорю ему по-узбекски, что у меня есть маленькая дочка, и этот гребешок будет для нее. Откуда берется мой узбекский в такие моменты – не знаю! В обычной обстановке я пару слов выдавить из себя не могу. А тут – разболталась.
    Старик ответил на фарси. Но слово «бахтли булади» - счастливая будет, я поняла. Он похлопал меня старческой рукой по моей руке, держащей подаренный гребешок. Сказал : «Хайр, асалим!» - до свидания, моя сладкая.

Я нахожу своих спутников на огромной площади под Каляном, вручаю своей младшей дарованный на счастье гребешок. И мы отправляемся в путь в древнюю цитадель бухарских эмиров – Арк.  Цитадель эту облюбовали кинематографы и большинство фильмов среднеазиатской тематики снимались именно здесь.

 

Археологи утверждают, что фундамент крепости датируется 3-м веком до нашей эры. Однако цитадель столько настрадалась за века, что следов реставрации больше, чем старины. Особенно в деле разрушения цитадели поусердствовал товарищ Фрунзе. После революции, Бухарский эмир сопротивлялся советским революционным войскам дольше всех, заняв оборону  в своей цитадели.  Товарищ Фрунзе решил все просто – на аэропланах разбомбили три четверти древней крепости, а потом и заняли её. Те части теперь уже не подлежат реставрации, все превратилось в месиво из глины и камня. Последнему бухарскому эмиру удалось скрыться. Говорят, что, уходя, эмир спрятал под крепостью свои несметные богатства. Пока не нашли.

     Мы побродили по Арку с многочисленными лотками с сувенирами. Сувениры там в два раза дороже ,чем где-либо в Бухаре. Потому что стандартные туристические маршруты начинают оттуда. Я купила там, неведомо как оказавшийся в Бухаре большой нож-пичак из Чуста с добротной ручкой из кости. Стоил он в три раза дешевле, чем продают чустские ножи у нас в Ташкенте. Грех было не взять.
   
    И отправились мы в обратный путь, по дороге мимо Каляна, череды древних куполов Токи и медресе, мимо моего любимого места в Бухаре – места силы…Но о месте силы дальше, а пока – вновь  на айван, к Ляби-хаузу 
Tags: Бухара, Рефлексия, Узбекистан
Subscribe

  • Плов для Мася и Пася: без специй, из риса "Чойхона гап йук"

    Мась и Пась приехали в гости к абийке. Масю уже больше трех лет, Пасю - год и два месяца. Мась уже человек большой, рассудительный и многоговорящий.…

  • Перемяч

    «Перемяч» — именно так правильно называется это татарское блюдо. Многие ошибочно называют эти жареные круглые пирожки беляшами.…

  • Говяжье сердце тушеное в молоке

    Рецепт разработан для компании Nestle Узбекистан Говяжье сердце — это полтора-два килограмма «легкоусвояемого, диетического…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments

  • Плов для Мася и Пася: без специй, из риса "Чойхона гап йук"

    Мась и Пась приехали в гости к абийке. Масю уже больше трех лет, Пасю - год и два месяца. Мась уже человек большой, рассудительный и многоговорящий.…

  • Перемяч

    «Перемяч» — именно так правильно называется это татарское блюдо. Многие ошибочно называют эти жареные круглые пирожки беляшами.…

  • Говяжье сердце тушеное в молоке

    Рецепт разработан для компании Nestle Узбекистан Говяжье сердце — это полтора-два килограмма «легкоусвояемого, диетического…